doff_guitars (doff_guitars) wrote,
doff_guitars
doff_guitars

Поговорим о строении гитары еще раз?



Первым вариантом этой статьи был ликбез – простое перечисление анатомических элементов гитары. Так пожелал заказчик. Но после мы сообща решили сделать развернутую статью, в которой показали бы, как формировались отдельные конструктивные узлы гитары – и почему они так разнятся – от школы к школе. Потому что, по итогам всех этих старых умных статей, в головах читателей все равно образовалось примерное такое:


1. Мензура.
Изобретение мензуры связывают с легендарным Пифагором.
Этот обожествленный философ – во всем видел числовые закономерности. До поры, некоторые категории – не поддавались привязке к числу. Например, звук. Рассказывают, что однажды Пифагор шел по своим философским делам и услышал, как раб бьет в… затрудняемся сказать, во что там бил раб. Может быть, в кимвалы, а может – в деревянный брусок.
Пифагор заметил, что, в зависимости от места и силы удара, звук изменяется – и порой очень сильно.
Задумавшись, Пифагор стал пробираться к разрешению загадки наощупь – пока не вывел некоторые числовые закономерности. Например, он первым догадался разделить струну на отрезки – и получил то, что мы сейчас называем музыкальными интервалами. Другими словами, он изобрел мензуру – и разделил ее по ладам.

Гитарной мензурой называют расстояние от порожка у головы грифа до порожка бриджа. Т.е. рабочую длину струны. Каждый ладовый порожек изменяет звук на полутон.



Первые грифы не имели врезных ладов. Нет, это был не совсем безладовый гриф (как, скажем, на виолончели). Ладами пользовали и очень активно, но они были навязными. Настраивать такую гитару было сущим мучением, потому, довольно скоро, навязные лады сменились врезными. Только самые упорные – пользовались навязными ладами даже в XIX веке. Чудаков и тогда было полно.


Видны навязные лады

Сейчас за стандарт берут мензуру классической гитары – 650 мм. Но, в общем и целом, почти у каждого производителя – свой набор самых ходовых мензур. Тут нет никакой зарегулированности. Главное – правильно высчитать ладовые расстояния.


Примерное соотношение мензур. Схема, разумеется, детская, но довольно наглядная.

Начать изучение гитарной анатомии следует с сосредоточения инженерного организма. С того, на чем крепится вся конструкция.

2. Клец.
О нем рассказывают только мастера. Популярные статьи (в Википедии в том числе) молчат о клеце. Это понятно – клец не видно, он находится глубоко во внутренностях. Тем не менее, именно клец – основной узел гитары, изменения в котором и разделили в XIX веке гитары на очень большие группы.
Наши предки никакого клеца не знали. Клец – это редуцированное слово, т.е. сокращенное, обрезанное слово. Произошло оно от «клевец» - от названия клюва. Сначала клювом, клевцом – называли топорище (на мирном сельскохозяйственном орудии или на боевом топоре), а после, когда первоначальное значение слегка подзабылось – клевцом стали звать все, что так или иначе похоже на зуб. Грабельные зубья, зубья бороны, треугольное рубило топора и т.д.
В гитарной анатомии клец – это деревянный параллелепипед. Брусок. Чем отличается параллелепипед от куба? Грани куба – это квадраты, грани параллелепипеда – прямоугольники. Клец редко бывает правильным кубом. Чаще он именно параллелепипед.
Почему такому бруску усвоено название, восходящее к клюву – никто не знает. Так уж повелось. Воспримем это данностью и просто запомним. Это особенность славянских языков. Англоязычные - ни о каком клеце понятия не имеют, а называют верхний клец – headblock (головной брус), а нижний – tailblok (хвостовой брус).


Клец виуэлы де мано (гитарной бабушки) и современной китайской фабричной гитары.

Клец – позаимствован гитарными лютье у предшественников – виуэлы и лютни. Как и на ранней гитаре – клецы этих инструментов были в виде простых деревянных брусков.

На клец – крепятся обечайки.
3. Обечайки.



В английском языке – нет клеца, нет и обечаек. Там говорят просто и понятно: sides, «стороны». Обечайка – тоже не гитарный термин, а столярный. Так называли заготовку для бочки или барабана – без дна и верха. Деревянную полосу, согнутую по окружности.

Чтобы закрепить в клеце гриф – применяли разного рода выемки.

4. Гриф.
Первоначально грифы были приставными.


Приставной гриф и накладной гриф. Причем, это гитары примерно одного времени. Что требовал заказчик у лютье, то лютье и исполнял.

Они крепились сверху обечаек и не продолжались на корпус гитары. В клеце делалась выемка – и в нее сажался гриф, чаще всего по 11 ладу. Выемки могли быть самыми разными – один мастер делал нечто, напоминающее трапецию, другой – прорезал цилиндр. Все это скреплялось клеем, а иногда – для пущей прочности – через клец в пятку грифа вбивали большой гвоздь.


Три иллюстрации - т.наз. крепление "ласточкиным хвостом". Правая нижняя - более старая, упрощенная. Там просто трапеция. Сейчас так не делают.

Приставные грифы дожили почти до наших времен. В XIX веке они были вполне в ходу, наравне с грифами накладными.
Накладные грифы – то, что мы видим на современных гитарах. Это конструкция, в которой гриф продолжается от обечаек – на корпус гитары.


Современные гитары с накладными грифами. На классике гриф закреплен по 12 ладу, на вестерне - по 14.
Несмотря на общую схожесть - внутри они совсем разные.


Вклеивают его по 12 ладу (на классических гитарах) или по 14 ладу (на вестернах), а остальные лады – расположены на той части грифа, что находится на деке. Когда мир не знал накладных грифов, лады врезали прямо в деку. Это снижало ее прочность и плохо влияло на звук.


Замечательно виден недостаток приставного грифа. Лады продолжаются прямо на деку.

Накладной гриф может быть приклеен к деке, а может свободно размещаться над ней. Второй случай – придуман в Австрии и там же похоронен. Австрийские гитары сейчас не делают с накладным грифом в свободном состоянии. Чаще всего такую конструкцию можно увидеть на русской семиструнке.


Накладной гриф на винте был, без сомнения, очень удобен. Его можно было регулировать без помощи настройщика. Но... везде есть свои минусы. Металл суровее дерева, а это значит, что, рано или поздно, - он проест дерево, приведет инструмент в негодность.

Здесь нужно остановиться и поговорить о гитарной истории.
В XVI веке знакомой нам гитары еще не было. Она только рождалась. Непосредственный ее предшественник – виуэла де мано.



Посмотрим на клец этой виуэлы. Он довольно сложен – и совсем не похож на гитарные клецы. Во-первых, у него есть опора на заднюю деку, а во-вторых – в нем нет выемки. Выемку делали в грифе.
Это довольно ненадежная конструкция, которую вскоре – значительно упростят гитарные лютье.
В XVIII веке был расцвет французской школы. Парижские мастера крепили гриф в трапециевидные или цилиндрические выемки.

Начало XIX века – время Наполеона и время смерти французской школы гитаростроения. Франция оказалась в изоляции, а природа, как известно, не терпит пустоты. Ее место заняли две великие страны – Австрия и Испания.
В Испании долгое время играли на страшно архаичных инструментах. Там боролись с арабской лютней – и результатом борьбы, этой затяжной музыкальной реконкисты – была хоровая гитара, на которой в остальной Европе – давно уже не играли. Хоровая гитара - инструмент с хорами, т.е. со сдвоенными струнами.

Талантливый испанец Агуадо, автор знаменитого пособия по игре на шестиструнной гитаре, двадцать лет прожил в Париже, где приобретал опыт и знания у двух знаменитых лютье – Лакота и Лапревотта, а после – вернулся на родину. Он подарил испанцам европейскую гитару.


Две очень похожие гитары. И промежуток между ними - не такой уж и большой. А различия - кардинальны.

Что же изменилось? Вторую гитару - сделал мастер Лакот под влиянием маэстро Агуадо. Говорят, что это первая известная нам гитара - с косточкой в бридже. Косточка переламывала струну - и звук разительно менялся.

А в Вене в это время – сидел маститый лютье Штауффер. Европейское гитаростроение – чрезвычайно замкнутая система, зависящая от скрипичных гильдий. Пробиться к званию мастера со стороны было практически невозможно. Все лютье – до единого – приходились друг другу родственниками или очень близкими друзьями. Они получали мастерские по наследству – по наследству же получали патенты подмастерьев и мастеров.
Гильдии тормозили развитие гитары, т.к. четко прописывали стандарты, не позволяя лютье выходить за их прописи. За это можно было лишиться звания, а значит – дохода. Но, все же, пути для усовершенствования были. Для этого нужно было убедить членов корпорации, что вот это нововведение – улучшит конечный продукт, а значит – повысит продажи, престиж и доходы.
Штауффер сумел убедить коллег – и в двадцатых годах XIX века получил разрешение внести изменения в гитарную конструкцию.
Так родилась австрийская гитара, которая жива по сей день. Ее чаще всего называют гитарой со схемой Шерцера – по имени ученика Штауффера, но правильнее называть ее венской или австрийской. По австрийской схеме – делают и немецкие гитары.


Эволюция гитарной конструкции. Слева вверху - гитара с параллельными пружинами. Она благополучно дожила до двадцатого века. Слева внизу и справа вверху - Z-схема или, как ее обычно называют - по имени ученика Штауффера - схема Шерцера. Последняя схема - испанская классическая гитара. Обиходное ее название "гитара Торреса" - и мы о ней еще поговорим.

На клец и обечайки крепят деки.
5. Дека.
Верхняя и нижняя деки – это главные элементы звукообразования.
Верхняя дека – принимает и усиливает звук струн, а нижняя – отражает их и обогащает обертонами – дополнительными звуками, придающими основному тону или легкость, или насыщенность, или крикливость, или умеренную мягкость.


Разные виды конструкции верхней деки. Каждая - придает гитаре свой звук. И у каждого звука - есть свои поклонники.

К обечайкам дека крепится посредством контробечаек.
6. Контробечайки.


Как менялись контрики - уму не постижимо. Образец благоразумности и советский "тяп-ляп".

Заглянем в резонаторное отверстие – и посмотрим места, где дека соприкасается с обечайкой. Видите наборные сухарики?



Это и есть контробечайка. Иногда – сухариков нет, а есть сплошной гнутый массив дерева. Это один из вариантов контробечайки.
Деки делают из фанеры, из цельного дерева (массива) - или комбинируют фанеру (для задней деки) с массивом (для верхней деки).

7. Пружины и футеры.
Для прочности, изнутри – деки укрепляют рипами – горизонтальными шпалами, а звук настраивают – пружинами. Англоязычные стандарты не разделяют рипы и пружины. Там вся система зовется bracing (от brace – пружина).
Футеры – это дополнительные крепления, не призванные влиять на звук. Для футеров нет четких схем. Каждый мастер ставит их в те места, которые сам считает наиболее опасными.


Пружины вестерна Мартина. Рядом - скалопирование пружин.

Для настройки звука применяют скалопирование, т.е. выборку объема пружин по краям. Изменяя профиль пружины – можно изменить настройку деки. Кроме того, пружина со снятым по краям деревом – не так сильно воздействует на деку, вызывает меньше внутренних напряжений и, соответственно, меньше рвет и калечит древесный массив.
Есть три современных схемы расположения пружин.
Z-схема – характерна для австрийских гитар школы Шерцера, а также для русских гитар, испытавших большое влияние венской школы.
Веерная схема – у классики Торреса.
Х-схема – приобрела популярность, благодаря вестернам Мартина.

Первоначально, континентальная европейская гитара знала одну схему пружин – параллельную (с небольшими вариациями). Такие гитары были в ходу положительно повсюду, исключая Британию, где до XIX века гитары не знали вовсе.
Ответвлениями такой простой схемы стали схемы: Z и «веер».
Схема Z постепенно вытеснила более простую параллельную схему. До самых войн Наполеона – она была популярной у лютье. Одновременно с ней были попытки улучшить звук, посредством модификации пружин.

Давайте условимся, что мы будем избегать утверждений, образца: «Первые шесть струн изобрел…», «Первую схему веером придумал…» и т.д. Мы не можем точно знать, кто был первым. Но одно мы можем точно – сказать, какая самая старая гитара с нововведением – дошла до нас.

Самые старые инструменты с веерной схемой, что дошли до наших дней, принадлежат Франциску Сангино из Неаполя (XVIII век). Его веер был еще довольно неказистым, но был еще один мастер – Хуан Гарсия Пахес, который позаимствовал у Сангино веер и усовершенствовал его.


Веер Торреса и зачатки веера Сангино. Пусть они косые и кривые. Придумал их он - Сангино, а никакой не Торрес.

Схема Пахеса была настолько удачной, что ее взял себе самоучка Торрес – и в XIX веке родилась классическая испанская гитара, которая хорошо знакома нам. До наших дней гитара Торреса дошла без изменений.
Все же, мы не зря начали разговор о гитаре – с клеца. Гитара Торреса кардинально отличается от венской гитары не только веером под декой, но и конструкцией клеца.
Торрес задумался: как сделать гитару – единым организмом? Как заставить звучать ее – от макушки до нижнего клеца? Его догадка была гениальна: он решил отказаться от принципа конструктора. Гриф в его гитаре не вклеивался в верхний клец, а сам был верхним клецем. Гриф – продолжался внутрь гитары – распорками, напоминавшими испанский сапожок. Обечайки собирались прямо на нем – в специальный вырез. Благодаря такой жесткой конструкции – гитара напряглась и зазвенела.


Вот она - основная заслуга Торреса. Не веерная схема (о чем мы только что узнали), а нераздельный от грифа клец.

Торрес повторил путь Агуадо, с той лишь разницей, что сделал это, во-первых, через 50 лет после Агуадо, а во-вторых – отошел от венской схемы, которой следовал Агуадо. Их гитары звучали по-разному, но цель была одна – привести гитару в концертный зал. А еще – Торрес увеличил корпус Агуадо, хотя, казалось бы, куда уж больше. Представляете, насколько гигантским выглядит современный дредноут, если классика Торреса по тем временам выглядела переогромленной?

В XIX веке французская гитарная школа погибла. В Испанию – через Францию и Агуадо – проникла европейская гитара, которая вытеснила старую испанскую хоровую гитару. Окончательно изменил испанскую гитару Торрес, совместив конструкцию Агуадо с веерной схемой Пахеса и переработав гриф.

Z-схема осталась в Австрии, но все чаще мастера подчеркивали особый статус испанской гитары, противопоставляя ее венской. В моду даже вошли этикетки для самых дорогих продажных инструментов, на которых обозначалось, что гитара – испанской конструкции. Если такой этикетки не было, это означало, что конструкция венская – и стоил такой инструмент значительно дешевле. Порою – дешевле вдвое.

И тут пора остановиться и пояснить, чем так привлекает гитаристов именно испанская конструкция гитар. Если кратко – у испанских гитар более развернутый звук. Он начинается с негромкого тона, который имеет свойство продолжаться, а в процессе – усиливаться. Венская гитара дает сразу резкий и отчетливый тон, у которого тоже масса поклонников. Все это, конечно, очень субъективно. Разные гитары звучат различно. И порой испанская гитара – также резка, как венская. Тут уж как повезет с мастером. Но основной принцип – такой. Испанки – накрывают нарастающими волнами звука – и это покоряет, как гитаристов, так и слушателей.

Русская гитара стоит несколько в стороне от европейских школ. Первые гитары старейшего нашего мастера – Батова – были с накладным грифом. Когда в Европе вовсю пользовались приставными грифами, Батов делал накладки, продолжающиеся на деку – и этому нет подходящего объяснения.


Удивительное дело - Батов дела накладные грифы - до европейских мастеров. Этому нет разумных объяснений.

Только один инструмент, более-менее похожий на гитару, имел в те времена гриф, продолжающийся на деку – английская цистра, что дает повод нынешним историкам гитары выводить причину русской гитары – из Британии.

moon-night.jpg
Вот она - английская цистра. В ней нет почти ничего от гитары Батова. Почти ничего.
У нее - радиусный накладной гриф, в то время, как европейские гитары таких грифов не знали.


Радиусный гриф.
История - чертовски хитрая наука. Она порой задает такие загадки, ответы на которые мы находим спустя века.

Откуда у гитары Батова такой гриф - мы не знаем. Пока не знаем.

Гитары Батова, к тому же, сразу были изготовлены с винтовой регулировкой грифа. Такая конструкция появится в Вене, но немного позже – в мастерской Штауффера. Батов ввел ее в обиход – до реформ Штауффера – и это тоже представляет собой загадку.
Но, справедливости ради отметим, что удивительные прозрения Батова – родились с ним, и с ним погасли. Второй наш великий лютье – Краснощеков - уже делал гитары по европейскому образцу. Гитары Краснощекова – это целиком венские гитары.

8. Эстрадные гитары
От школы Штауффера в тридцатые годы откалывается ведущий ученик – Мартин. Есть много догадок о причинах его эмиграции в Америку. Самая правдоподобная такая: Мартин поучаствовал в крупном конфликте гильдий - столярной и скрипичной. Скрипичная гильдия прямо запрещала столярам делать гитары, а у Мартина был патент столярного мастера, дающий право на самостоятельную работу, а от скрипичной гильдии – был патент подмастерья, с которым разрешалось работать только по найму мастера.
Есть еще гипотеза о том, что Мартин сбежал в Новый свет, спасаясь от венской эпидемии холеры.
В 40 годах XIX века в Лондоне работали два брата – Доминик и Антон Рудлоффы.
Родились они в России, гитары учились делать во Франции, в 1830 году переехали в Лондон – это сосредоточение лютье. Прожили там двадцать лет – и там же решили укрепить деку не Z-схемой, а перекрестным расположением пружин.


Гитары Рудлоффов, препарировав которые, Мартин, к удивлению обнаружил совсем уж странную конструкцию - крестом. Конечно, он тут же ее украл. Простите - воспользовался опытом.

Сейчас это изобретение приписывают Мартину, а на деле – он, мягко скажем, украл его у Рудлоффов. Первой моделью, в которой Мартин использовал X-схему – была О28.

Американская жизнь Мартина делится на два периода: Нью-Йоркский и Пенсильванский.
В любом огромном городе трудно уцепится, а жить – еще труднее. А жить довольно пожившему – труднее втройне. Он переехал в Большое Яблоко в середине четвертого десятка и начал бизнес довольно неприглядно. Он стал продавать венские гитары, которые позаимствовал в Австрии. Только через два года ему удалось скопить денег на покупку первой древесины, а еще через год – он сделал свою первую подлинно американскую гитары. Но до 1839 года он делал исключительно гитары по схеме Штауффера.
А после – встретил некоего Шаца. Как любой мудрый еврей, Генри Шац смекнул, что так дела не делают. Конкуренция бессильна, рабочие руки дорогие, а единственной, кто самолично делает инструменты – Мартин – скоро выдохнется и не потянет.
Предложение Шаца было заманчивым. Деньги чуть поднакопились, а значит – нужно переехать в провинцию, занять еще немного, нанять рабочих – и открыть мануфактуру. Выбрали штат Пенсильванию – традиционное религиозное квакерское государство, где люди привыкли к добросовестному труду. А поселились в городе Назарет – не в том, где Иисус провел детство, а в американский Назарет. Квакеры любили называть города и детей именами из Библии.
Расчет оказался верным. Если в Нью-Йорке Мартин колотил гитары самолично, то в Назарете – поставил производство на поток. В сороковом году он догадался, что, при американской переогромленности, и гитары американцам нужны – громадные. Сначала он назвал их фолками, а позже – вестернами, а первый свой вестерн – дредноутом, в честь боевого корабля.
Беда в том, что ни схема Штауфера, ни французская схема, ни даже веер Торреса – не держали деку громадной гитары - дредноута. Гитара ломалась. И на глаза Мартину случайно попался инструмент братьев Рудлоффов. Впрочем, что мы такое говорим? – В мире не бывает случайностей.
Мартин препарировал ее и увидел что-то, чего увидеть никак не ожидал. Деку укреплял не веер, и не косая пружина, а какой-то странный крест. Который так сильно держал дерево, что был немедленно украден – и на его основе создана гитара О28. Между прочим, братья Рудлоффы еще были живы, но либо не знали, что их обворовали, либо – с русской меланхоличностью – отнеслись к этому спокойно.


Классический "крест" Мартина, а справа - схема Рудлоффов. Комментарии, как говорится, излишни.
Но я вам, дорогие читатели, настоятельно советую зайти на американские форумы гитаристов. Там такие баталии, что третья мировая война точно разразится от спора - Мартин ли изобрел Х-схему или Рудлоффы.
Но как идти против рожна? Как противостоять фактам? Я предлагаю не ругаться, а с гордостью принять, что наши соотечественники приложили руку к самым знаменитым гитарам в мире - американским вестернам.


Это была первая гитара, которая не только не ломалась, а еще и была такой громкой, что повергала в священный трепет местных квакеров. Впрочем, им по штату положено трепетать («квакеры» в переводе – «трепещущие»). А уж американские пенсионерки сразу ложились в предынфаркте в клиники. Они не привыкли, что гитары умеют так грохотать.
Одному работать трудно, и, встретив в 1867 году компанейского парня Хартмана, он пригласил его в партнеры. С этих пор мануфактура «Мартин» перестала существовать, а на ее месте образовалась мануфактура «Мартин и Ко».
Знай, дорогой читатель, что гитары с клеймом «Мартин и Ко» - моложе гитар с клеймом «Мартин». В новую компанию вошел подросший сын Мартина-старшего – Мартин-младший.
Нам нет нужды быть бытописателями достославной фирмы Мартин. Наша цель – показать, как неудача одних, может поспособствовать коммерческому успеху других. Покуда в Европе гитаристы разорялись – в Америке они цвели красивым цветом.

9. Струны и способ их крепления.
Реформы XIX века, которые связывают с именем испанца Агуадо, изменили способ крепления струн.
Струны закрепляются в двух местах – на голове грифа и в бридже (в подставке).
Голова грифа может иметь самое разное строение и самую разную форму. Самые распространенные головы – цельного типа и с пролетками.
Крепление в бридже разнится в зависимости от типа струн. Полимерные струны классической гитары крепятся узлом, а металлические струны держат оконечные шарики. Чтобы струна напрягала корпус – ее переламывают в бридже и на голове грифа. Для этого используют порожки (косточки).

Первоначально, мастера не догадывались переламывать жильные струны. Они просто наматывались на фрикционные колки, которые крепились в голове за счет трения, и так же просто крепились в подставке. Струны были расслаблены, звучали довольно низко и тихо.
Первым догадался напрячь струну Агуадо. Он придумал вставить в бридж косточку. Первым мастером, решившимся на реформу – стал парижанин Лакот. Эту идею сразу приняли на вооружение испанцы – как только Агуадо привез гитару своей конструкции в Испанию.

Колковая механика развивалась в трех направлениях.
Самый старый тип колков – фрикционный. Он же – самый простой. Колки изготавливались в виде конусов, которые вставляли в отверстия головы.

голова.jpg

Это довольно ненадежное крепление не скоро сменилось знакомыми нам колками с червячной передачей. Дело было в монополии двух фирм – Бейкера и Ранса.



Они устанавливали космические цены на такие колки. Порою, цена гитары с фрикционными колками отличалась от точно такой же с колками Бейкера – втрое.
На русские гитары ставили два типа механики – фрикционную и русскую. Русская, в отличие от простой фрикционной, имела фиксирующий механизм. Т.е. струны наматывались на колок, настраивались, а после – закреплялись прижимным винтом. Колок не двигался – и это был шаг вперед для удобства настройки, но, все же, не такой большой шаг. Механика Бейкера/Ранса проникла в Российскую империю немного позже.

Эволюция гитарных голов – это исключительно история удобства.
Хоровые гитары могли иметь только сплошную прямоугольную или трапециевидную голову, т.к. на такой голове могли поместиться десять-двенадцать колков.

голова.jpg

С преобразованием хоровых гитар в гитары с одиночными струнами – необходимость в вместительных головах «лопатой» отпала. Мастера стали экспериментировать с формами. Верен сплошным головам остался Пахес, потому часто такие головы называют «головами в стиле Пахеса». Панормо полюбил головы с пролетками, за что их прозвали «головами в стиле Панормо».

голова.jpg

Постепенно в обиход вошли головы восьмеркой, а также нестандартные авторские головы.

голова.jpg

10. Механизация производства.
Была еще одна страна, где европейские неудачи толкнули производство вперед – Российская империя.
Мы уже говорили про двух лютье – Батове и Краснощекове. Несомненно выдающихся, но, сожалеем, одиночек. За ними появились еще две гениальные фамилии – Архузена и Пасербского. Но и они – не вышли на большой рынок. У Архузенов – было небольшое семейное дело, в котором участвовали отец и два сына. Все трое – одареннейшие лютье. Роберт Архузен, к примеру, первым в России стал делать гитары с четырьмя деками. Он любил эксперименты.
Пасербский – был сам себе на уме, потому что жизнь его удалась. Он был придворным лютье.

В общем и целом, срочно понадобились люди – с мощным предпринимательским талантом. Которые смогли бы поставить гитары на конвейер и пустить их в народ. Чтобы гитары стоили не как инструменты Батова, на которые можно было купить целое имение. Чтобы они были не очень дешевыми, но вполне доступными.

Мы уже поминали Шиховскую артель, в деятельности которой принимал активное участие мастер Краснощеков. Но что такое артель? Артель – это объединение часто сельских жителей на основе «мира» или «круговой поруки». В артели все были связаны друг с другом – и трудности одного перекладывались на плечи всех членов артели. Выражение «пойти с рукой (сумой) по миру» - отсюда и пошло. Если член артели беднел, он протягивал руку – и шел по всем ее членам. И ему помогали. Хорошо ли это было? Иногда – просто отлично.


Одна из фабричных гитар Юлия Генриха Циммермана. Уж как их ругали. Мы же сейчас - смотрим и восхищаемся.

Но часто – плохо, потому что члены артели очень неохотно отпускали своих участников в частное предпринимательство. Каждый был винтиком в общем механизме.
Нужна была новая форма предпринимательства – мануфактура, где был бы один владелец, который нанимал бы рабочих по индивидуальному договору. С правом свободного выхода, конечно. Хочешь работать – работай. Не хочешь – гуляй.
И такие артели в России появились.

Гитары, дошедшие до нас с надписанием Мюллер, Дубинин, Томашевский, Циммерман, Куликов и т.д. – часто принимаются за работы отдельных мастеров. Это не так. И Циммерман, и Мюллер – и все остальные – были фабрикантами. Они не делали гитары (разве что в охоточку, как это любили делать Мюллер и Циммерман), но давали работу другим мастерам.

Качество поточных гитар, разумеется, уступало мастеровым, но было вполне удовлетворительным, а главное – гитары стали доступными по цене.
Начало активной деятельности музыкальных мануфактур в России приходится на вторую половину XIX века, т.е. как раз на время глубокого кризиса гитаростроения в Европе. И чем дальше к веку двадцатому, тем больше было мануфактур.
Говорить что-то конкретное об этих гитарах не представляется возможным. Как и на любой фабрике – на современной в том числе – слишком многое зависит от таланта ведущего мастера. Гитары фабрики Циммермана, к примеру, так нещадно ругали современники, что порою страшно читать их отзывы. В то же время, те экземпляры, что дошли до нас – вполне приличного качества, и уж во всяком случае – не заслуживают проклятий.

У фабричных гитар был один (но не единственный) несомненный плюс – их цена выгодно отличалась от цены штучного мастерового инструмента. Например, за гитару Батова – можно было купить свободу крепостному крестьянину. При таких обстоятельствах – гитары становились от народа настолько далеко, что приобретали качества элитарности, а такую ситуацию никак нельзя было назвать нормальной. Во Франции и в Австрии – гитары тоже не были особенно дешевыми, но вполне доступными – были. В России положение исправили мануфактуры – за что им честь и долгая народная память.

11. Современное заводское производство.
Да, господа, речь о Китае.
Китайцы - исключительно трудолюбивы, но обладают большим достоинством - они не будут лепить из палок и помета хорошо звучащий инструмент. Сколько тратит заказчик - такой продукт у китайцев и выходит.
Кроме того, заводская технология - обязательно конвейерная (иначе она не была бы заводской). А на конвейере, к примеру, невозможно сделать полноценный неразборный испанский клец. Что же делать?
Китайцы придумали так - они совсестили испанскую схему, полностью ее скопировав, с одним отличием - гриф, все же, стали вклеивать по австрийской технологии, т.е. ласточкиным хвостом. Тут уж ничего не поделаешь. Это издержки завода.


Настоящий "испанский сапог" (нераздельный) и его китайский эрзац.

Кому дозарезу необходима настоящая испанская гитара - тому прямой путь в Альмерию. В маленькую мастерскую, где над каждым грифом трудится отдельный мастер. Имеет свое клеймо - и полностью отвечает за качество.

12. Фанерование.
Нет, я не буду писать о фанере. О ней все сказано.
Я напишу о непонятном слове "бутерброд", что иногда встречается в описаниях мастеровых гитар. Речь идет о т.наз. фанеровании - о таком процессе, при котором звучная древесина соединяется с декоративной. Это ни в коем случае не фанера и это никак не ухудшает звук.
Для примера - покажу вам страшно дорогую гитару лютье Лакота, сделанную методом "бутерброда".


Видите - она палисандровая.
А если заглянуть в резонатор? Что это там за хвойные годовые кольца? Это, господа, сосна.
Но, не будем нервничать. Лютье, использующих фанеровку - почти не осталось. Она сложнее в производстве, чем классический полный массив.

PS: Статья получилась объемной. Но, т.к. объять необъятное - задача сложная, без белых пятен, наверняка, не обошлось.
Задавайте вопросы на форуме пользователю "Евангелос". Постараемся продолжить.

(C) Кудрявцев Алексей
(С) D'OFF
Заимствование не вопрещается. Мы не жадные и денег не попросим. Перепечатывайте и пользуйтесь.
Просьба - уведомить и дать ссылку. Ребята, давайте не гадить друг другу.
Tags: история гитары, ликбез

Posts from This Journal “история гитары” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments